вторник, 25 октября 2011 г.

В Царстве Эола


Снаружи льет дождь и сверкают молнии. Мы сидим в салоне нашей яхты с музыкальным итальянским именем Тарантелла в марине Милаццо.  Стол заставлен нехитрой едой, по стаканам разлито молодое итальянское вино. Заканчивается первый день нашего плавания к Эоловым островам.
Это наше второе хождение на яхте по Эоловым островам. После первого остался небольшой должок – по организационным причинам мы не смогли подняться на вершину вулкана Стромболи и были вынуждены ограничиться созерцанием извержения с моря и с промежуточной смотровой площадки. И вот, оставив за кормой Хорватию, Грецию, Карибы, мы вернулись  в Тирренское море.
Команда наша состояла из людей бывалых(Марина, например, уже пятый раз шла с нами в море), полубывалых и совсем новичков. Но независимо от степени бывалости, каждый внес неоценимый вклад в успех нашего плавания, в его незабываемую атмосферу. Исходной точкой нашего плавания стала Тропея - маленький курортный городок, расположенный в провинции Калабрия. За три года, прошедшие после нашего предыдущего плавания,  городок претерпел некоторые изменения – некоторые исторические здания отреставрированы,  а некоторые, наоборот, рассыпались еще больше. Но эта особенная атмосфера южного итальянского городка осталась такой же. Приехали мы в Тропею рано утром ночным римским поездом, не успели выгрузить сумки на привокзальную площадь, как за нами подъехал заказанный заранее микроавтобус, который и доставил нас в марину. Пока офис чартерной компании не открылся, я начал морочить голову своему полупроснувшемуся экипажу лекциями о правилах безопасности и прочими такими же увлекательными рассказами.  В середине моего бессмертного монолога появился представитель чартера и выступил в роли поручика Ржевского. В том смысле, что все испортил, сказав, что если вы до обеда не уберетесь из марины, то торчать вам тут еще два –три дня. Дело в том, что резко изменился прогноз погоды(а за ним и сама погода). На стене офиса еще висела бумажка, обещавшая грустный штиль, а на самом деле приближался атмосферный фронт с ветром под 30 узлов, грозой и молниями. Я быстро приступил к приемке яхты, на ходу обдумывая, как лучше изменить маршрут, а команда понеслась в ближайший супермаркет, обеспечивать себя провиантом в дорогу. Быстро скупились, бысто разложили все по шкафчикам, полкам и рундукам. Короткий инструктаж – в путь.
Инструктаж был слишком коротким, обычно я трачу на это больше времени, особенно на поведение команды при выходе из такой тесной марины, как Тропея. И в результате этой вынужденной краткости мы чуть не налетели на пришвартованную рядом яхту, так как только мы бросили в воду муринг, ветер усилился до 16-18 узлов, и нас начало сильно на нее заваливать. Но сноровка и сообразительность наших ребят помогли избежать столкновения.
И вот мы в море. Наш первый переход был довольно длинным, от Тропеи до Милаццо примерно 45 морских миль. Волна была невысокая, и травамина у нас был запас, поэтому команда перенесла этот первый переход стойко. Чего не скажешь о  пятилитровой бутыли молодого итальянского вина, точнее, ее содержимом. Даже капельки не осталось.  Некоторое время шли под парусом, потом ветер начал менять направление, становясь все более крутым к нашему курсу, и у самой Сицилии пришлось убрать паруса и включить мотор. Уже по курсу были видны огни Милаццо, небо затянуло тяжелыми тучами, пошел дождь, и молнии стали рвать горизонт на части. Под это светомузыкальное представление мы вошли в марину, за линией волноломов вода сразу стала тихая-тихая, и некоторые явно вздохнули с облегчением. Развернулись, нашли подходящее место и пришвартовались. Добро пожаловать на(или все-таки в?) Сицилию!
Ну добро пожаловать, так добро пожаловать. Пришвартовались, а дождь льет. А что может быть лучше теплой кают компании во время дождя? Тем более, что «у нас с собой было»(с). После бессонной ночи, напряженного дня и того, что у нас с собой было, я незаметно уснул на диване в салоне яхты. Проснулся часа в два ночи от странного шума, доносившегося с палубы. Поднялся наверх. Оказалось, что ветер сменил направление и заметно усилился да так, что швартовы растянулись, и яхта стоит метрах в двух от причала. Ничего страшного, но  вдруг кто-то спросоня захочет сойти на берег и свалится в воду.  Мы подтянули яхту к причалу и поставили дополнительные спринги – теперь можно спать спокойно.
На следующий день дождь то ослабевал, то усиливался, то небо начинало проясняться. По измененному плану нашей следующей точкой был остров Вулкано. Торчать на яхте было скучно, гулять по серому от дождя городу неинтересно, и я принял решение идти на Вулкано.  Пополнили запасы и вышли в море. Море встретило нас волной. Пока шли вдоль стен города было терпимо, но на траверсе Капо ди Милаццо волна стала значительно выше, а качка бортовой. Лица некоторых членов команды удовольствия не излучали, тяжелые свинцовые тучи скрыли Вулкано. Если пережидать дождь, то уж лучше в Милаццо, а не в дикой бухте, да и лавировать три часа на двухметровой волне мне было лень. Поэтому, пропустив очередную высокую волну, я повернул яхту обратно на Милаццо. Добро пожаловать на Сицилию-2.
Когда мы вернулись в марину имени т.Нептуна, наше место было занято англичанами, которые бодро путешествовали под парусом уже месяц.  То есть, мы сначала пришвартовались рядом с ними, а потом потрепались с ними за ветер и волны. Шли они из Турции и должны были прийти в Липари в тот же день, что и мы. Поскольку море нам сегодня больше не светило, мы пошли в гору. На норманскую крепость, возвышающуюся над мысом. Крепость оказалась закрыта на реконструкцию, поэтому мы вынуждены были ограничиться походом вокруг ее стен и лицезрением тусовки по-сицилиански, происходившей в соседней церкви. Тусовка выделялась дорогой иномаркой и парочкой, одетой, как жених и невеста. Поскольку на дворе стоял Суккот, а не Пурим, то скорее всего они и были жених и невеста. Свадьба по-сицилиански. Феллини.
Мысленно пожелав молодоженам(а почему все-таки не  молодомужам?) счастья, неторопясь спустились в город. Яркие витрины, украшенные знаменитыми сицилианскими марципанами, отражались в блестящих от без устали моросящего дождя каменных мостовых. Поглазев на витрины, прикупив пару сувениров, отправились на нашу яхту, уже становящуюся родным домом. И тут мы поняли для чего некоторые из нас взяли рыболовные снасти. Пока мы слонялись по мокрому городу, Леша провел время с пользой для всего экипажа, и нас ждала свежевыловленная рыба!
Утро третьего дня встретило нас чистым небом и улыбающимся солнцем. И тут умные люди вспомнили, что у нас есть есть свой фирменный флаг, подаренный мне Ксенией и Микратом ко дню рождения. Так вот, где была зарыта причина непогоды! Экипаж, равнение на флаг! Под звуки марша и сияющее итальянское солнце мы подняли флаг и двинулись в путь.
Равнение на флаг!
Переход до Вулкано занял часа три, якорь бросили в бухте Понто Ди Поненте, и каждый занялся своим любимым делом: кто-то пошел нырять, кто-то рыбу ловить, а кто-то просто наслаждаться спокойной бухтой. Пообедав, снарядили лодку на берег, ибо пришли мы сюда не затем, чтобы в неге время проводить, а чтобы в поте лица серой подышать. Некоторых такой экстрим не привлек, и эти некоторые, всем своим видом громко говоря «умный в гору не пойдет», отправились валяться в грязи, коей у подножия вулканов немеряно. А остальная наша команда пошла в гору. У подножия горы нас уже ждала итальянская реинкарнация Остапа Бендера, которая собирала по три евро за подход к провалу, т.е. вулкану. Внеся свою лепту в поддержание провала в провальном состоянии, продолжили путь. С вершины горы открывается фантастический вид на весь архипелаг. И этот вид стоит того, чтобы совершить весь этот путь. Будете в окрестностях, непременно поднимитесь – Ваше спасибо за мою рекомендацию мне обеспечено.  Пофотографировали окрестности и самих себя на их фоне, посмотрели на работу вулканологов, вспомнили двух собачек, которых видели на вершине в прошлый раз и отправились вниз, не преминув по дороге заскочить в магазинчик, чтобы пополнить запасы молодого итальянского вина(а вы, наверное, подумали, что мы в Италию отправились, чтобы шкоты тягать?). За этим вином, на покачивающейся палубе коротали вечер, лениво любуясь средиземноморским закатом.
Ночь на Вулкано выдалась беспокойная. Стояли на якоре, я, как положено, включил на GPS якорный сигнал, который должен был пищать, если нас сносит с якоря. Но GPS врал безбожно, и сигнал пищал каждые двадцать минут, не давая спать. Пришлось его выключить, но поспать толком не удалось, просыпался, чтобы проверить по топовым огням соседних яхт, не сносит ли нас.
Утро следующего дня продолжило радовать нас солнечной погодой. А местные рыбаки порадовали нас свежевыловленной рыбкой. Утренний кофе со всякими вкусностями, и мы снимаемся с якоря и направляемся на следующий остров – Липари. Липари – самый большой и самый населенный остров архипелага. Путь до марины Липари занял бы всего час, но не на таких нарвались. Я решил обойти его по часовой стрелке, пройти между Липари и Салиной и зайти с северо-востока. Но если с западной стороны была тишь да гладь, то с восточной стороны был сильный ветер, который в проливе между островами поднимал высокую волну. Чем дальше мы заходили в пролив, тем выше и короче становилась волна. В какой-то момент нос яхты задрало так, что со штурвала видно было не море, а небо. Среагируй я с опозданием, и яхта просто упала бы с волны. Аккуратно соскользнув по волне, я не стал проверять высоту остальных волн, решив, что на сегодня приключеной достаточно, развернулся и стал обходить остров с запада. Теперь мы шли с попутным ветром и волной. Яхта с одним открытым стакселем делала восемь узлов. Через полтора часа показались крепостные стены старого города. В Липари две марины. Одна благоустроенная, но за пару километров от города. Другая – попросту понтоны, без всяких удобств, но почти в центре города. Пришвартовались к этой понтонной марине и пошли гулять по узеньким улочкам Липари. Липари – городок небольшой, очень симпатичный и очень чистый. Погуляли  по улочкам, по крепости, возвышающейся над городом и вернулись на яхту. К рыбке, той самой, что утром купили у рыбаков. Впрочем и наши рыбаки время даром не теряли. Что может быть лучше ухи на яхте под шум волн и пение ветра в вантах, под молодое итальянское вино(пишу, и начинаю завидовать самому себе)!

На стоянке в Липари

















План следующего дня включал переход на Филикуди.  По пути остановились на часок в бухте напротив Ринеллы, небольшого поселка на юго-западном берегу Салины. Пройдя мимо причудливых скал Сколио Монтенассари(воистину безгранична фантазия Создателя),


 мы попытались остановиться возле Голубого Грота. Встать на якорь не удалось, т.к. на безопасном расстоянии от берега слишком глубоко, а ложиться в дрейф не позволял ветер. Не солоно хлебавши двинулись дальше, обогнули Филикуди с юга и встали на якорь у деревушки с незамысловатым названием Филикуди. Любителей поплавать долго уговаривать не пришлось, а некоторые даже в плавь отправились на берег. Первоначальный план был остаться в этой бухте на ночь, но меня уговорили заночевать в «нормальной» марине. Я уговорился, и мы взяли курс на Салину. Марина Салина – едистванная благоустроенная марина на всем архипелаге. С душем, туалетами, симпатичной набережной. И это при том, что на острове живут два с половиной человека.  Приняв нормальный душ, прошлись по центральной и единственной улице одноименной столицы этого острова и вернулись на яхту, чтобы заняться любимым делом – ужином на яхте.
На стоянке в Салине

Утро следующего дня было неторопливым, любители личной гигиены в предвкушении двух диких стоянок торопились воспользоваться душем, который не качается на волнах, а я прошелся еще раз по набережной, посмотрел, как белоснежный офицер из береговой гвардии поднимает флаг.  И вот завершив все банные процедуры, а заодно помыв яхту, тронулись в путь.  Переход до острова Панарея небольшой, дул неплохой боковой ветер, и к обеду мы пришвартовались к буйку в бухте ..... С этим буйком(точнее с другим, мы выходили из бухты и возвращались) вечером у нас случилось приключение/ Вообще-то считается, что стоянка на буйке надежнее, чем на якоре. Вот и мы так думали. Я отключил якорный сигнал, т.к. GPS все равно врал, а подскакивать каждые десять минут из-за ложных сигналов не хотелось, да и на буйке стоим, не на якоре. Уже стемнело, сидим в кокпите, пьем вино, Саша читает вслух анекдоты из обширной коллекции его электронной читалки. Вдрух яхту как-то странно развернуло. При порыве ветра такое может быть, но канат должен вернуть ее обратно, поставив носом к ветру. А яхта не возвращается. Пошел на нос, проверил канат, а буек как-то странно себя ведет, канат, которым он к бетонной балке, лежащей на дне, привязан как-то подозрительно свободно висит. Возвращаюсь в кокпит, а мне ребята говорят, что вроде берег стал гораздо ближе. Бегом вниз, в салон, включаю глубиномер. Опа! Под килем 2 метра, а когда вставали на стоянку было девять. Быстро включаем мотор и подальше от берега, к тому буйку, что мы уже проверили днем. В темноте с большим трудом швартуемся и со вздохом облегчения идем спать. Сразу же по возвращении инсталлировал в телефоне пару программок, которые могут выполнять функции якорного сигнала. На чужой GPS надейся, но и свой держи наготове.
Остров-вулкан Стромболи был целью нашего маршрута. Первоначальный план предполагал подъем в первый день плавания, но погода внесла свои коррективы, и он остался на закуску. Обходим остров с запада, не потому, что так короче.  Кратеры расположены на северо-западном склоне, и мы можем наблюдать, как из них периодически выбрасываются облака вулканического дыма. Огонь днем не виден, но у нас для этого припасено ночное восхождение на вершину. А пока мы огибаем остров и швартуемся на буек у северо-восточного берега. Разделившись на три группы, садимся в лодку и по очереди высаживаемся на берег. Ветра нет, но сильный прибой затрудняет высадку. Мокрые от волны, идем по черному вулканическому песку к т.н. центру города, иронизируя по поводу указателей, информирующих, куда бежать в случае цунами. Подъем занял часа три с половиной. Довольно крутой, и подниматься надо быстро. Место на смотровой площадке ограничено, а групп много. Все вынуждены придерживаться строгого расписания подъема. И вот мы на вершине, кратеры расположены чуть ниже, и извергаются в сторону моря, поэтому их можно хорошо рассмотреть. Поднялись мы еще засветло, поэтому могли полюбоваться закатом с высоты 1000м и извержением на фоне заката. Описать увиденное словами бесполезно и бессмысленно. Грохот извержения перемешивался с громкими возгласами стоящих рядом. Но надо уступить место тем, кто внизу дожидается своей очереди. Спускаемся по другой, более крутой тропе, по черному вулканическому песку. В десять вечера мы уже на палубе допиваем остатки рома и закусываем, чем Эол послал. Договариваемся встать в пять утра, чтобы посмотреть на извержение вулкана с моря и разбредаемся по каютам.

( Еще фото со Стромболи)
В пять утра начинается шевеление. Но, взглянув на северную оконечность острова, понимаю, что не судьба нам увидеть извержение. За островом полыхают молнии, а мачта – замечательный молниеотвод. Играть в русскую рулетку с природой нет ни малейшего желания, поэтому ложимся досыпать еще пару часов. Встаем на рассвете, снимаемся с буйка и ложимся на курс на Тропею. За спиной по-прежнему полыхают разряды молний. Когда солнце поднимается повыше, небо украшается двойной радугой. Есть что-то в ней символичное, ведь мой ник в отдельный частях виртуального пространства – rainbow.
И радуга вышита на подаренном мне штандарте, развевающемся сейчас на мачте. Периодически начинается дождь, но не сильный, ветра почти нет. На моторе на автопилоте по прямой мерно шлепаем в Тропею. По дороге нам встречается стая дельфинов. Но им не до нас, им рыбки хочется. А мы неторопливо входим в марину и швартуемся. Последний раз в этом походе. Сдаем яхту, пакуем свои вещи и отправляемся погулять по Тропее и отметить завершение замечательного путешествия.




Вокзальный перрон итальянского курортного городка Тропея. По радио объявляют, что экспресс до Рима задерживается на десять минут. Начинает накрапывать дождь, усиливая грустное настроение.  Заканчивается наш восьмидневный поход под парусами по Эоловым островам.
Эпилог.
Что-то неоконченное всегда остается в таких заметках. И неоконченность эта вновь и вновь открывает карты и прокладывает на них новые маршруты. Ибо в ней, в этой неоконченности – душа и жизнь путешественника.
После эпилога.
Разумеется, я был не один. И каждый из членов моей команды внес свою долю в необыкновенную атмосферу плавания. И вернулся со своим, в том числе и кино-взлядом на море, паруса, Италию.
Я собрал ссылки на рассказ Саши, фотоальбом Марины и видео, которое снял Микрат на одной странице